МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ
Войти | Регистрация
Версия для слабовидящих

Новый солист Сергей Артамонов

10 марта 2016

В этом сезоне в театр пришел новый солист — Сергей Артамонов. Предлагаем вашему вниманию интервью с ним на портале О-Культуре. 

Сергей Артамонов, новый солист Калининградского областного музыкального театра: о своей работе в «Новой опере», Большом и Ла Скала, выступлениях на Арена ди Верона, а также о том, почему решил оставить Москву и переехать в Калининград.

Сергей, как получилось, что вы теперь работаете в Музыкальном театре? Почему решили переехать в Калининград?
— Я решил переехать в Калининград в этом году, наш художественный руководитель, Валерий Иванович Лысенко любезно пригласил меня работать в Музыкальном театре. Он приветствует то, что я имею много контрактов за границей и даёт мне возможность ездить. Я люблю Калининград, в этом городе живут мои родственники, я здесь учился, и, так как сейчас работаю в разных местах земного шара, то захотелось жить там, где будет комфортно мне и моей семье. В Калининград ранее я приезжал, будучи солистом театра «Новая опера»: на сцене драмтеатра пел главную партию в опере «Руслан и Людмила», потом мы привозили «Князя Игоря», – поэтому калининградская публика меня, возможно, помнит.

С театром «Новая опера» вы сотрудничали на протяжении многих лет. Насколько мне известно, ваша карьера оперного певца началась именно там…
— В театре «Новая опера» я начал работать ещё будучи студентом, устроился туда на третьем курсе консерватории — и вся моя учеба продолжилась в театре. 12 лет проработал в этом театре, это очень большой срок: вначале пел небольшие партии, а потом стал ведущим солистом. Считаю, что это самый профессиональный театр в России, его нельзя сравнивать ни с каким другим: там очень серьёзная труппа, очень много солистов, два полноценных оркестра. При этом он не имеет такой широкой известности, как Большой театр, куда ходят в основном туристы. В «Новую оперу» ходят ценители музыки, разбирающиеся в опере. Я не уходил из театра как такового, просто уезжал из Москвы, потому что не хотел больше жить в этом городе. Москву никогда не любил, это тяжёлый суетный город с плохой экологией и пробками. Просто принял решение, что буду переезжать жить куда-то поближе к природе, к свежему воздуху. Когда плотный график и много ездишь по миру, хочется вернуться в более спокойную обстановку. Мы очень хорошо расстались с директором «Новой оперы» Дмитрием Сибирцевым, он сказал: «Если хочешь, возвращайся». Но, к сожалению для «Новой оперы» и к счастью, может быть, для Калининградского музыкального театра (смеется), я, наверное в Москву уже не вернусь и останусь здесь.

— Как вы попали в Большой театр? Какие партии там исполняли?
— Вы знаете, я работал в очень разных театрах, не менее, а может быть, и более значимых, чем Большой. Он на слуху у россиян и меня здесь рекламируют как солиста Большого театра, но в общем-то в нём я пел только один раз, партию Эскамильо в опере «Кармен», и не могу сказать, что эта работа оставила какое-то особенно яркое впечатление. В тот момент, когда приглашали в Большой театр, я уже был очень сильно занят за рубежом — дебютировал на Арене ди Верона. Арена ди Верона — это открытая площадка на 15 тысяч мест, очень известная во всём мире, выступать там потрясающе интересно, тем более, что я себя проявил как певец, прежде всего, в итальянском репертуаре. «Кармен» — это был интересный опыт, но не совсем моё. Я бы хотел со временем ещё сотрудничать с Большим театром, но пока у нас пути не пересекаются.

— А работа в Ла Скала произвела на вас большее впечатление?
— В Ла Скала работать было очень интересно, потому что там я действительно пел то, что мне подходит. Мне предложили партию Раймондо в опере «Лючия ди Ламмермур» Доницетти, но, как недавно дебютировавшему в Италии певцу, предложили второй состав — всего три спектакля. А в первом составе пел известный бас, не буду сейчас называть его имени, но по ходу репетиций выяснилось, что он очень сильно мне уступал, и в итоге я пел и в первом составе, и во втором — мне отдали все девять спектаклей. Было очень интересно и приятно.

— На ваш взгляд, чем отличается организация процесса работы в российских театрах от зарубежных?
— Для настоящего профессионала, к коим я надеюсь себя когда-нибудь причислить, работа в разных театрах не должна отличаться, потому что, прежде всего, должна быть отдача на 100 процентов. И я стараюсь, на какой площадке бы не выступал, одинаково серьёзно относиться к работе.
На самом деле, за рубежом очень распространена практика, когда на постановку собирают каждый раз новых людей из разных стран. Постановка длится, скажем, около месяца, выпускается несколько спектаклей и все разъезжаются, а на следующий спектакль приезжают совершенно другие люди. У нас в стране, как правило, иначе, к такому графику не все привыкли. В частности, в Большом театре часть солистов постоянно работает в труппе, есть приглашенные солисты, я как раз был одним из них. До сих пор обсуждается, что лучше для театров в России — иметь собственные труппы или каждый раз приглашать певцов. И там, и там есть свои плюсы и минусы, и, конечно, далеко не все российские театры могут себе позволить так работать. Театры в провинции обязаны иметь свои труппы, и в этом тоже есть свои плюсы: люди притёрлись и знают возможности друг друга, а театр может иметь постоянный репертуар.

— В каком из театров вам лучше всего работалось?
— «Новую оперу» не буду ни с чем сравнивать, поскольку там проработал очень долго как постоянный солист. У меня очень удачно сложилось с Ла Скала, хотя многие говорят, что это очень тяжёлый театр, с интригами и плохой атмосферой, но у меня остались от него прекрасные впечатления, надеюсь ещё когда-нибудь там выступить. Что касается театров в целом, многое зависит от самой оперы: какие-то партии легко даются, а какие-то тяжелее. Мне очень понравилось работать в Болонье, там отличный оркестр и прекрасные музыканты. Потрясающие впечатления, конечно, от Арены ди Верона: ничто не может сравниться с тем, когда ты выходишь на сцену древнеримского амфитеатра, где 15 тысяч зрителей и все места заняты, видишь закат солнца, вступает оркестр — и ты поёшь без подзвучки, без всего, и благодаря акустическому эффекту твой голос эхом разносится по этому огромному пространству.

— Какие премьеры в Музыкальном театре планируются с вашим участием?
— Намётки есть, но всё зависит от театра. Поскольку Музыкальный театр новый, ему всего 14 лет, репертуар пока небольшой. Опер не так много. «Царская невеста», «Севильский цирюльник» и «Евгений Онегин» — всего три оперы, которые совпадают с моим репертуаром, но в ближайшие полгода график не позволит мне в них выступать. Новые проекты будут в новом сезоне.

Сергей Артамонов — бас, окончил Калининградский музыкальный колледж имени С.Рахманинова (2001, класс В.Жукова) и Московскую консерваторию имени П.И.Чайковского (класс профессора Б.Кудрявцева). С 2003 по 2015 гг. – солист театра «Новая опера». Выступал в театрах: Ла Скала в Милане, Арена ди Верона, Ла Фениче в Венеции, Театро Комунале в Болонье, Дворец искусств королевы Софии в Валенсии (Испания), муниципальный театр Сантьяно (Чили), Национальный центр исполнительских искусств в Пекине, Большой театр в Москве.